«Я никогда не буду требовать от жены второго ребёнка»: 3 пары об опыте партнёрских родов — wiki-how.ru
19.07.2024

«Я никогда не буду требовать от жены второго ребёнка»: 3 пары об опыте партнёрских родов

Рассказывают мужчины и женщины.

«Я никогда не буду требовать от жены второго ребёнка»: 3 пары об опыте партнёрских родов

Лера Бабицкая

Авторка Лайфхакера

«Я никогда не буду требовать от жены второго ребёнка»: 3 пары об опыте партнёрских родов

Популярность партнёрских родов растёт с каждым годом. В России эту услугу получают бесплатно по ОМС или платно по контракту. В последнем случае роды можно организовать в частной палате с ванной, свечами, музыкой и ароматерапией.

Девушек привлекает шанс разделить этот момент со своими близкими: те будут помогать и поддерживать. Однако также у них возникают страхи: не пропадёт ли у партнёра сексуальное желание, не изменятся ли отношения.

Мы поговорили с тремя людьми, побывавшими на партнёрских родах. Они рассказали, как всё прошло, и ответили на вопрос: стоит ли переживать этот опыт другим.

«Она рожает, а вы её приседать заставляете!»

Илья 24 года. Год назад присутствовал на родах.

— Как вы решились на партнёрские роды?

— Про партнёрские роды я никогда не слышал. О них мне рассказала жена, Инна. Когда она забеременела, то начала читать специализированные книги и смотреть видео об этом.

Оказалось, что сейчас возможно организовать партнёрские роды бесплатно, в любом роддоме. Проблема была только в ковидных ограничениях (Инна родила дочь в декабре 2021 года. — Прим. ред.). Мужчине нужно было сделать ПЦР‑тест, чтобы его пустили в палату.

В какой‑то момент Инна сказала мне прямым текстом: «Я бы хотела, чтобы ты присутствовал на родах».

Наверное, это из‑за того, что в наших отношениях она очень эмоциональная, а я — спокойный. Она ожидала, что во время родов я буду её антистрессом, поддержу её.

Кроме того, Инну пугало, что ей без её ведома вколют какие‑то страшные препараты, если во время родов что‑то пойдёт не так. Она хотела, чтобы я был там, проследил за этим процессом.

То есть изначально инициатива шла от супруги. Но потом я и сам решил, что хотел бы поучаствовать в этом процессе. Чтобы подготовиться, мы вместе смотрели мастер‑классы по партнёрским родам на YouTube и читали книги.

— Как начались роды?

— На 40‑й неделе Инну положили в больницу. Срок был большой, а родовая деятельность не начиналась. Сказали, нужно стимулировать. В субботу я её отвёз. В итоге она просто пролежала в палате все выходные, так как врачей было мало.

Это было сложно: она лежит, а все вокруг рожают. У неё сменилось несколько соседок по палате.

Из‑за этого Инна очень переживала. Каждый день звонила мне. Всё это время я был готов к тому, что с минуты на минуту мне нужно будет поехать в роддом.

В воскресенье врач сказал ей: «Завтра будешь рожать». В тот же вечер я сделал экспресс‑тест на Covid‑19 и стал ждать. Но понедельник прошёл, результаты теста сгорели, а Инна не родила.

Ей снова сказали: «Завтра будешь рожать». Я снова сделал тест. История повторилась. Потом сделал ещё один. Наконец она позвонила мне, запыханная: «Ну всё. Я рожаю». Сказала, что к утру нужно будет приехать в больницу. Я сбегал в аптеку и купил себе успокоительное.

Сейчас могу сказать, что в роддом стоило бы ещё взять бутылку воды. Я думал, что там будут кулеры. Но их не оказалось, и вся вода, которая была в палате, предназначалась для Инны. А я испытывал жажду.

— Как прошли схватки?

— С периодичностью раз в 30–40 минут к нам приходила медсестра и спрашивала, как дела. Всё это время я находился с Инной, подбадривал её, показывал, как правильно дышать, — помогал ей переживать схватки. Они учащались. Инна сильно сжимала мою руку, ей было очень больно. Она мучилась.

В какой‑то момент к нам пришла медсестра и велела делать физические упражнения. В голове был диссонанс: «Она рожает, а вы её приседать заставляете!»

Но вслух я этого не сказал: врачи лучше знают, что надо делать. Я пытался успокоить Инну самыми банальными фразами. Она быстро впадала в панику, говорила: «Всё плохо, ничего не рожается!» Я старался подбадривать: «Родовая деятельность идёт. Всё хорошо, сердцебиение есть».

Наверное, иногда я её обманывал, потому что сам понятия не имел, что происходит. Тяжело было объяснить, для чего она приседает и пыжится у кровати.

— Как родился ребёнок?

— Прошло более четырёх часов с момента начала схваток. Инна очень устала. Она кричала от боли. Но тут вдруг всё ускорилось. Казалось бы, она только что приседала около кровати, а тут вдруг лежит на кушетке и врачи говорят ей тужиться. Всё — в один момент.

Тут я понял: роды — это медленный процесс, а рождение — быстрый и стремительный. Я‑то всю жизнь думал, что это ребёнка так долго вытаскивают!

В тот момент в палату пришло много людей. Меня отодвинули подальше. Я не понимал, что происходит, пока ребёнок не появился. Врач спросил: «Будете перерезать пуповину?» Я ответил: «Конечно».

Потом меня попросили выйти в коридор. В этот момент врачи проводили завершающие манипуляции: убирали плаценту, зашивали разрывы.

Когда меня вновь запустили, я увидел ребёнка, увидел свою жену. Она была счастлива, что всё позади.

— Посоветовали бы вы пережить этот опыт другим людям?

— Я считаю, что присутствовать на родах — это верное решение. Теперь я понимаю все тяготы появления малыша. И я никогда не буду требовать от жены второго ребёнка. Я видел, через какой труд она прошла. Я всегда буду её спрашивать: «Готова ли ты к этому снова?»

«Я никогда не буду требовать от жены второго ребёнка»: 3 пары об опыте партнёрских родов

Некоторые люди, которые не присутствовали на родах, думают: ребёнок появился, и всё! Женщине хорошо, отдых ей никакой не нужен. Она и дальше может убираться дома. Но я видел этот процесс своими глазами и понимал, как она устала. А потому взял все домашние обязанности на себя. В этом плане я получил чрезвычайно важный для меня опыт.

Однако я не уверен, что стал бы советовать пройти через него всем. Нужно понимать: твоей девушке будет плохо, больно, а ты практически ничего не сможешь сделать. Будешь ощущать бессилие.

Кроме того, я знаю случай, когда мужчина не был готов к партнёрским родам. Ему просто внезапно предложили поприсутствовать, и он согласился. В итоге это стало для него эмоциональным испытанием, и он ушёл из семьи.

У Инны были опасения по поводу того, как изменится наша интимная жизнь и моё восприятие её как девушки. Нам обещали, что в палате будет шторка и я ничего не увижу, кроме головы моей жены. Однако никаких шторок не было. Я, как в 5D‑кинотеатре, испытал максимальное погружение.

Но меня это никак не отпугнуло. После родов Инна меня спрашивала: «Не пропало ли желание после увиденного?» Я задумался и понял, что у меня был небольшой страх: «А вдруг Инне будет больно ещё раз? Я не хочу ей навредить». Но это не минус: я, наоборот, стал внимательнее к ней относиться. В плане сексуального влечения всё осталось как было.

Надо понимать, что роды — это событие, к которому нужно очень серьёзно готовиться: читать литературу, смотреть видео, разговаривать с женой.

«Зачем мужу быть на родах? Все рожали, и ты родишь»

Лана 23 года. 1,5 года назад родила ребёнка. Муж присутствовал на родах.

— Как вы решились на партнёрские роды?

— Когда наши отношения только начинались, мы обсуждали, что хотели бы пережить опыт партнёрских родов. Рождение ребёнка — это очень сложный и важный момент. Мы оба знали, что должны сделать это вместе.

Муж немного боялся, как всё пройдёт, но я ни разу не слышала сомнения в его голосе.

Когда мы приняли это решение, то рассказали о нём родителям. Мои поддержали его, а папа и мама мужа не восприняли нас всерьёз. Подумали, что мы шутим. Сказали: «Зачем мужу быть на родах? Все рожали, и ты родишь».

Они были уверены, что мы в итоге не реализуем эту идею. Осознание пришло лишь тогда, когда срок был уже большим и мы не собирались менять своего решения.

— Как начались роды?

— Роды начались на 41‑й неделе. По нормам я перенашивала. Малыш был крупным и не хотел выходить. Мы поехали в роддом на процедуры, но оттуда меня уже не выпустили. Сказали, что началось раскрытие.

Мне прокололи пузырь и перевезли в родовую. Муж приехал. До сих пор помню: солнечный день, у меня потрясающая палата, роды принимает заведующая отделением, команда врачей очень хорошая.

У нас были открытые родовые боксы с полупрозрачными стенами. Женщины рожали рядом. Сперва муж опешил. Даже мне было страшно там находиться — видеть и слышать, как другие люди кричат от боли.

Но через 5–10 минут мы адаптировались к новой среде. С того момента я не увидела на его лице ни грамма страха. Муж принимал полное участие в родах: приносил воду, массировал меня, подбадривал словами.

— Как прошли схватки?

— Сначала всё было хорошо: мы болтали, я прыгала на мяче. Но потом боль начала резко возрастать. И врачи поставили мне эпидуральный анестетик. Наверное, я бы не вынесла этой боли без наркоза.

После этого я лежала, почти спала. Малыш был слишком высоко, раскрытие шло медленно. Каждая схватка отдавалась безумной болью. В какой‑то момент даже пришлось удвоить дозу анестезии.

Муж всё это время сидел со мной рядом. Его рука стала белой от того, насколько сильно я её сжимала.

Я кричала: «Я больше не могу». Но он без устали повторял: «Мы справимся».

Роды были сложными. В общей сложности они длились 10 часов. Постоянно поднималась температура, был очень долгий потужной период.

Но я очень благодарна врачам, которые выполняли свою работу чётко и относились ко мне ласково. Хотя, думаю, они сюсюкались из‑за того, что рядом был муж. Я слышала, что с другими роженицами медсёстры разговаривали грубее. Я очень ранимый человек. Мне было бы тяжело услышать такое в момент стресса.

— Как родился ребёнок?

— Когда малыш родился, на глазах мужа выступили слёзы. Мы заплакали все втроём.

Ребёнок был большой: 4 кг, 55 см. Мне сразу его положили на грудь. Первые мысли: «Мы справились, мы вдвоём, это наш малыш». В эту секунду действительно забылась вся боль, которую я испытывала минуту назад.

— Посоветовали бы вы пережить этот опыт другим людям?

— Это единственное правильное решение. Не уверена, что я родила бы сама, если бы рядом не было мужа. Наверное, всё закончилось бы кесаревым. Я была готова сдаться.

Несмотря на все сложности, роды — это очень светлый момент в наших воспоминаниях. После этого опыта наши отношения стали крепче. Но не надо думать, что партнёрские роды сближают всех. Если ваша связь прочная, то вы однозначно станете ещё ближе друг другу. А если нет, можно ожидать чего угодно.

«Я никогда не буду требовать от жены второго ребёнка»: 3 пары об опыте партнёрских родов

У меня не было опасений по поводу того, что наши отношения могут как‑то измениться. Когда в своём микроблоге я рассказала о том, что у нас будут партнёрские роды, то столкнулась и с осуждением, и с поддержкой. Женщины писали, что муж перестанет хотеть близости, что будет травмирован.

Но на него роды подействовали иначе. Первые месяцы мы всё время были вместе, он брал отпуск, постоянно говорил, какая я сильная.

Муж подчеркнул: мужчина никогда не поймёт, что такое роды, если не был там с женой.

Но к этому процессу нужно хорошо подготовиться: посмотреть или пройти курс по партнёрским родам. Стать командой и думать о результате: «Скоро у вас появится малыш». Эта мысль помогает пережить роды. Когда вспоминаешь, ради чего ты стараешься, становится легче.

«Козыряет, что увидел головку ребёнка раньше меня»

Ирина 37 лет. 2 года назад родила ребёнка. Муж присутствовал на родах.

— Как вы решились на партнёрские роды?

— Я была наслышана, что некоторые женщины, оказавшись наедине с незнакомыми людьми во время родов, не всегда чувствуют себя защищённо. Мне хотелось, чтобы в этот момент рядом со мной был человек, которому я полностью доверяю, с которым мне комфортно.

Когда я забеременела и мы с мужем начали обсуждать варианты родов — по контракту или без, с партнёром или приглашённой акушеркой, — Стас сказал: «Я бы и сам хотел присутствовать. Это ведь такой важный момент».

Он не понимал историй вроде «женщина поехала рожать, а муж — праздновать это событие в бане».

Поэтому партнёрские роды были нашим обоюдным желанием.

Возможно, Стаса не так пугал сам процесс, потому что у него есть медицинское образование. Кроме того, мы договорились, что он будет рядом в долгий изматывающий период схваток. А в сам момент появления ребёнка, если ему станет некомфортно, он может выйти за дверь.

Я рожала впервые, поэтому была напугана. Сначала я даже представить не могла, что посмотрю видео чьих‑то родов. Но на 9‑м месяце беременности я поняла, что хочу знать, как это выглядит со стороны, понять, что я буду испытывать. И вот, когда я осмелилась, мне показалось, что это очень красиво. Какое‑то чудо!

Для того, чтобы мне легче было пройти через этот опыт, я работала с психологом, брала консультации специалистов, обращались к знакомым акушерам‑гинекологам. Также мы со Стасом ходили на двухдневные курсы по партнёрским родам, где нам подробно описывали каждый этап, рассказывали, что может чувствовать роженица и как ей помочь. В общем, мы подготовились основательно.

Когда ты озвучиваешь свои страхи, а люди, которым ты доверяешь, говорят: «Всё будет хорошо», становится легче.

— Как начались роды?

— Беременность протекала хорошо. Но под конец срока врач обнаружил, что давление у меня отклоняется от нормы. Потом я сдала анализы, и в моче нашли белок. Это тоже плохо. Мне была показана госпитализация.

Некоторые женщины сталкиваются с этим в середине беременности. Тогда им делают кесарево, недоношенного ребёнка выхаживают. Мне сказали, что я могу родить сама, так как срок уже большой. Для запуска процесса есть стимулирующие методы. Я согласилась на это и подписала документы.

В 8–9 утра мне прокололи околоплодный пузырь, чтобы стимулировать отхождение вод. Я начала чувствовать слабые схватки. Написала Стасу, и он быстро приехал.

— Как прошли схватки?

— Нам повезло, что в тот день было мало рожениц. Обычно, когда их больше, индивидуальные родзалы востребованы. И некоторым девушкам приходится переживать активную фазу схваток в общей палате. Но мне сказали, что я сразу могу перемещаться в родзал.

В 11–12 часов у меня начались более изматывающие схватки.

Стас чувствовал себя как ассистент на боксёрском поединке.

Он вытирал пот, накладывал полотенце, держал за руку, гладил, давал воду смочить губы, орошал нос каплями — слизистая пересыхала.

Каждое прикосновение ощущалось очень остро. Поэтому иногда в полузабытьи я рычала на него: «Отойди, не надо!» Одни и те же действия в разные моменты ощущались по‑разному. Поэтому, думаю, с одной стороны Стас чувствовал себя беспомощным.

Но мне всё равно было приятно, что он держал меня за руку, приободрял, говорил, что я молодец и всё правильно делаю.

Кроме того, все врачи знали, что Стас тоже доктор. Когда они приходили и говорили что‑то на своём медицинском языке, он для меня это переводил на обычный человеческий.

— Как родился ребёнок?

— Стас всё время был со мной. Когда пошли потуги и стало понятно, что ребёнок вот‑вот появится на свет, события стали развиваться стремительно.

Я не думала о том, как выгляжу: красиво или некрасиво. Роды — это труд. Ты нацелена на результат. Делаешь дело, и тебе всё равно, сколько человек находится в комнате — анестезиологи, неонатологи, медсёстры, врачи смежных специальностей. Присутствие родного человека, мужа, среди всех этих людей придаёт сил.

Стас оставался со мной до самого конца. Говорит, что ни капли не жалеет. Даже козыряет, что увидел головку ребёнка раньше меня.

Рада родилась в полночь. Ей надели шапочку, накрыли одеялком, положили мне на живот. Интересное ощущение. Тёплый мокрый ребёнок лежит на тебе.

Стас сразу же стал с ней разговаривать. Рада повернула головку в его сторону, постаралась приоткрыть один глазик — посмотреть, кто это. Может, она узнала его голос! Стас много говорил с ней, когда она была в животе.

Потом ребёнка взял неонатолог, а меня погрузили в сон, чтобы удалить плаценту. Когда я очнулась, Стас сидел рядом с Радой на руках. Укачивал её, баюкал. Если она начинала плакать, он её успокаивал. Это было удивительно.

— Посоветовали бы вы пережить этот опыт другим людям?

— Мы не пожалели, что решились на партнёрские роды. Стас говорит, это очень крутые ощущения: в тот момент он реально почувствовал себя папой. Кроме того, он смог увидеть, что переживала тогда я.

Если до родов мы обсуждали разные варианты имён, то потом Стас сказал: «После того, через что прошла женщина, она может называть ребёнка как хочет».

Некоторые люди даже не рассматривают возможность присутствия мужчины на родах. Всех переубеждать не хочется. Но если оба задумались на эту тему, то я бы советовала решиться. Это действительно необычный опыт.

Обложка: Оля Ёгидэ / Лайфхакер